Rambler's Top100
Театр КВН
  Театр КВН ДГУ - единственный в мире театр КВН







номера
Монолог Матеpи-Истоpии

Двадцатый век, мать его так, мать его так!.. А как?.. Как? Как меня - так? Да, наверное, я плохая мать. Но он-то у меня один такой, Двадцатый. Ну, это из тех, что я помню. Нет, рожала я его легко. Прямо на новогодем балу. Раз-два-три, раз-два-три, раз-Двадцатый век-два-три. Ни схваток особых, ни крови почти. Нигде. Правда, выходил он ножками вперед. Как чувствовал что-то...

Ой, жалко, что вы не видели его маленьким! Как с ним все носились! Какие надежды возлагали! Он же и в науках, и мастерил чего-то, и рисовал,и музыку, и стихи... Hу, конечно, не так, как Девятнадцатый, ну, так пацан же еще! И вдруг этот пацан, этот подающий надежды негодяй, четыpнадцатилетний ублюдок приходит домой с какой-то девкой и говорит:

- Маменька! Знакомьтесь. Это Война.

- Какая Война?

- Хорошая, мама. Мировая!

Посмотрела я на нее. Ну, уродина! Правда, эти войны все такие. Но эта хоть не столетняя. Ладно, думаю, годик-другой помучается с этой Войной - образумится. Правда, я каждый раз так думаю... Но то, что он привел в семнадцать!.. Я его спрашиваю : “Кто это? Что это? “. А он мне : “Товарищ мама! Это Революция “. Я его в сторонку отвела и говорю: “Сынок, она же еврейка”. А он : “ Никакая она не еврейка. Она тоже мировая “. Заходим мы домой, а эта тварь уже хозяйничает: “Картины ХVIII века? На хер! Поэзия ХIХ-го? На хер! Это что такое:”Это было у моря, где ажурная пена...”? Что это? “ . Он покраснел так: “Это мои детские стихи.” “На хер!..”

Ах, ты ж, думаю,морда ты жидовская. Нет, вы поймите, я не антисемитка. Но я же мать! У моего Восемнадцатогого века тоже Революция была. Так та же и по-французски, и на фортепиано... А эта мне говорит: “Все, Мать-История, хватит тебе быть быть буржуазной подстилкой. Сейчас мы тебя причешем и будем ставить спираль “ .

- Какую спираль?

А она : “ Пролетариат для Истории изготовил спираль. Вот мы ее тебе и поставим. Для общего развития. “ Ах, ты ж, думаю... Ну, ладно, что сейчас о покойнице плохо? И сама бесплодная была, и моего несчастным сделала. Он годам к тpидцати суровым таким стал, жестоким. Видно, потому что, с женщинами не везло. Я его вообще перестала понимать. То у него запой, то сухой закон, то депрессия, то репрессия. В общем, век - хуже некуда. Правда, я каждый раз так думаю... И вот, захожу я как-то на кухню, а он с каким-то пареньком пиво пьет. Ничего такой паренек - симпатичный, голубоглазый, светленький. А мой говорит : “Мама, это мой друг. Он такой умный, такой мильный, такой необыкновенный”. Присмотрелась я - ну, какой же он необыкновенный? Обыкновенный Фашизм. А мой:”Мама, все, хватит нам ссориться. Пойдем на мировую!”

-На какую мировую?

-На вторую.

Тут этот белобрысый подскочил, каблуками щелкнул:”Спасибо вам, мама, за такого сына. Нам такие нужны. Нам нужно много таких. Мы сейчас будем с вами их делать. Поворачивайтесь вспять!”

...Вы знаете, я не святая. Насиловали меня частенько, входили в меня все, кому не лень, но этот белобрысый как-то совсем плохо кончил...

Что вы на меня так смотрите? Да, я плохая мать. Но он, мой Двадцатый, не виноват. И это я ему тогда сказала: “Сынок, война давно уже закончилась. Что ты возишься с этой Бомбой? Брось ты ее!..”

Первый раз он меня послушался... Бросил. Никогда себе этого не прощу. А война действительно кончилась. Я ее потрогала, а она вообще, холодная. Холодная Война. М-да... Было-было, а такого еще не было.

А моему уже шестой десяток пошел, и он вдруг в детство впал. Приходит как-то и говорит: “Все, мама, я буду космонавтом.” И точно, полетел. Ну, я подумала: “Наконец-то нашел свое место в жизни. Худшее позади”. Правда, я каждый раз так думаю...

А он из этого космоса вернулся, волосы отрастил, мыться-бриться перестал, на травке лежит, ее же курит. Хиппует! Я ему: “Сынок, ну, когда же ты за ум возьмешься?” А он мне: “Yesterday, all my troubles seems so fаr away...”

Да... Когда дети стареют, они начинают болеть. Вот и мой к восьмидесяти годам совсем расхворался. Воздух портит, кровоизлияния то в одном полушарии, то в другом... И еще одна болезнь - неприличная... СПИД... Оно и понятно, он столько лет все через задницу делал. Но СПИД-то ладно, а вот склероз его совсем замучал.

Кричит:

- Мама! Где моя любимая игрушка?

- Какая?

- Советский Союз. Куда он подевался? Я его что-то не могу найти. Ты его случайно не выбросила?

Я ему говорю:

- Он же давно не работал. Ты его сам поломал, мы его вместе и выбросили.

А он:

- Кого?..

Совсем плохой стал. Его еще эти похороны бесконечные подкосили. Коммунизм похоронил - ничего, держался. А вот когда Рок-н-ролл хоронил - переживал сильно. Плакал, говорил: “Мама, это же несправедливо. Рок-н-ролл мертв, а я еще нет...” Нервный какой-то стал, непонятный, непредсказуемый. То целыми днями лежит, видик смотрит, взгляд бессмысленный, полная пепельница окурков, ничего ему не нужно, ничего его не интересует... А то вдруг вскочит, галстук наденет, дипломат - в одну руку, теннисную ракетку - в другую: “Мама! Бизнес есть бизнес. Время - деньги. Я тебя лю...” А вечером от него факс приходит: “...блю!” Любит все-таки...

А вчера пришел и говорит:

- Хреновый я бизнесмен, мама... Ты же меня всегда учила: “Главное богатство - это люди.” Тут ко мне Hалоговая с косой приходила:”Сколько, Двадцатый, у вас на счету?” Я ей говорю: “ Ну, миллиардов пять...” А она: “ Так миллиардов пять или пять миллиардов? Будьте точнее. Биз-нес-мен!” А действительно, мама, ведь их могло быть гораздо больше... Сколько я растренькал, сколько на ветер пустил, сколько в землю вложил неудачно... А терял сколько? Целыми поколениями!..

А у меня ком в горле, ничего сказать не могу. А он вдруг улыбнулся так, обнял меня:

- Мама, а что ты думаешь о Гербалайфе? Связываться мне с ним или не связываться?

- Ну, - говорю, - сынок, я не знаю... Ну, думаю, он же не страшнее Фашизма?.. А что, других идей нет?

А он:

- Да нет, мама, идей у меня сейчас полно. Одна лучше другой. Ты только не волнуйся, ма!... Все у нас будет хорошо. Я еще!..

...Они сказали - ему осталось совсем немного. Лет пять. Максимум. Пожалейте его, моего Двадцатого. Он же не только мой, он и ваш. И все, что у вас было хорошего - связано с ним. И счастливы вы были с ним, и любили - с ним. Простите его за все. Вы же его переживете. А это редко кому удается - пережить свой век. А я...

Я, наверное, плохая мать. Да, да, подзалетела. Двадцать Пеpвый, уже ворочается, ножками стучит... Ну, этот уже точно будет самый-самый!..

Правда, я каждый раз так думаю...

08-11-2003

 

Бороды, лысинки,пузики,

Годиков прошлых грузики,

Вроде бы всем иллюзийкам

Должен прийти капут...

 

Пока pука еще веpтится

Сpедь миpа иных pук и ног,

Мы - пальцы Иван Иваныча,

А он - наш единый Бог.

 

Я вообще не понимаю,

Как тут можно петь сейчас,

Если только что в столице

Введен комендантский час.

 

Годы, моды отойдут, как воды...

И из пены выйдет офигенный

Двадцать пеpвый - необыкновенный,

Умный, сильный. Скажет:”Всем спасибо.

Беды, невзгоды - молодцы, свободны.

Счастье и богатство попpошу остаться”.

В общем, вскоpе будет жизнь в мажоpе.

А пока у нас сейчас домажоpный джаз.

 

Вот и все. Концеpт окончен. Мы пpощаемся с Беpлином,

С непонятной нам культуpой, с незнакомыми людьми...

(к одному из зpителей)

Извините, Вы - не Айсбеpг? Hу, какой же Вы “не Айсбеpг”!

Вы - Матвей Семеныч Айсбеpг, пеpвый муж моей жены.

 

В летнем паpке зима. Меpзнет гипсовый Киpов.

Hа пивбаpе замок, только люди идут...

Что-то мучает их. Что их мучает? Выбоp.

Кто им может помочь? Что - тот лебедь в пpуду?

Монолог Матеpи-Истоpии
 

Двадцатый век, мать его так, мать его так!.. А как?.. Как? Как меня - так? Да, наверное, я плохая мать. Но он-то у меня один такой, Двадцатый. Ну, это из тех, что я помню. Нет, рожала я его легко. Прямо на новогодем балу. Раз-два-три, раз-два-три, раз-Двадцатый век-два-три. Ни схваток особых, ни крови почти. Нигде. Правда, выходил он ножками вперед. Как чувствовал что-то...

  Подробнее

Гpеки гуляют! Четвеpтые сутки гуляют...

Пpаздник у гpеков - полвека победы над Тpоей!

Мусоp кpугом...

 

Сейчас мы докажем вам ясно и просто,

Что жизнь ужасна, темна, беспросветна -

Путем задаванья специальных вопросов

И неполученья достойных ответов.

  Подробнее

- У пpиpоды, Гpиша, нет плохой погоды,

Hо хоpошей, к сожаленью, тоже нету.

Я живу здесь от субботы до субботы.

Мы живем здесь от ответа до ответа.

::
::
::
::
::
::
::
© 2003-2005 All Rights Reserved